История орфоэпии

Нормы образцового произношения складывались в процессе становления и развития национального языка

В 14 веке центром северо-восточной, Ростово-Суздальской Руси, в которой сложилась русская государственность, стала Москва. Здесь в 15 – 17 веках на основе московского говора создавались традиции русского литературного произношения

Распространению и утверждению московского произношения способствовало и то, что оно отличалось особенной полнотой звучания, музыкальностью. Так, широкое распространение в фонетической системе носовых и плавных согласных (м, н, р, л), способность твердых согласных смягчаться перед гласными переднего ряда (и,э), подвижность ударения – все это придает особую привлекательность звучанию русской речи, привлекательность, которая с особой полнотой отразилась в московском говоре.

В 18 веке единой произносительной нормы не было. Описывая произносительные нормы разговорной московской речи М.В. Ломоносов отмечал: «Сие произношение больше всего употребительно в обыкновенных разговорах, а в чтении книг и в предложении речей изустных к точному выговору букв склоняется» то есть он подчеркивал, что стиль произношения речей, чтение вслух по книге во многом отличается от разговорного

Различие в стилях произношения сохранялось а речевой практике в течение 18 - первой трети 19 века.В послепушкинскую эпоху с утверждением норм русского литературного языка возросла и роль единообразного, нормативного произношения. Московские произносительные нормы были признаны не только общерусскими , но и образцовыми.

Утверждению и распространению норм образцового произношения существенно способствовал Малый театр и деятели Московского университета. В Малом театре от поколения к поколению передавались навыки классической русской речи, отсюда расходились они по всем российским сценам, затем в виде правил попадали в учебники, влияли на школу, а затем и на общество . Особым успехом пользовались публичные лекции профессоров Московского университета Грановского, Ключевского, Сеченова, Тимирязева и других.

В послеоктябрьский период единые московские произносительные нормы были поколеблены. Причина – изменение состава жителей столицы, принесших с собой свое, местное произношение. Наше письмо не является точным отражением грамотности литературного произношения. Учащиеся стремились сблизить произношение слов с их написанием. Это привело к появлению многочисленных колебаний и произносительных вариантов.

С другой стороны, в связи с ростом культуры в стране особенно остро стал вопрос о выработке единых произносительных норм. Возросла роль печати, возникли новые условия для расцвета устного звучащего слова, так как появилось огромное количество школ, клубов, театров, а затем и централизованное радиовещание. Это означало, что в нормализации произношения оказались заинтересованными самые разные представители публичной общественной речи – педагоги, актеры, чтецы, юристы, журналисты

Таким образом, наметились как бы два противоположных течения: расшатывание старых московских норм произношения, с одной стороны, и настоятельная необходимость выработки твердых, устойчивых, единых произносительных норм с другой. Поэтому к проблемам нормализации произношения было привлечено в это время самое пристальное внимание.

Выходит много работ и статей, касающихся орфоэпии и ее задач, о нормах произношения. Хорошо известны работы профессоров Д.Н. Ушакова и Л.В. Щербы. В этих работах не только анализировались основные положения русской орфоэпии в ее « старомосковских нормах», но и рассматривались вопросы правильного русского произношения. Затем выходит еще ряд работ, расширили данные вопросы (Р.И. Аванесов «Русское литературное произношение», «Словарь ударений для работников радио и телевидения» под ред. К.И. Былинского, а позднее Д.Э. Розенталя «В помощь диктору» и другие).

Основные тенденции в развитии современного литературного произношения идут по линии упрощения слишком сложных орфоэпических правил; избавления от некоторых произносительных особенностей под влиянием радио, телевидения, кино, театра, школы; сближения образцового произношения с письмом.